У пейзажных фотографов есть места силы. Здесь природа доходит до крайности, проявляет себя во всей красе и показывает что-то такое, чего нигде больше не найдешь. Вулканы Камчатки, Лофотенские острова... Да мало ли их, отснятых, до боли знакомых по одним только фотографиям и настолько заманчивых, что хочется вернуться к ним снова. Среди таких мест и озеро Байкал. Огромное во всех направлениях. Фотографы выбираются на Байкал зимой, чтобы снять шикарный прозрачный лед с шлейфами трещин и причудливыми узорами пузырьков...

 

Я возвращаюсь на Байкал уже который раз, причем не один, а с группой в рамках пейзажного фото-путешествия. Озеро-море может потрепать морозом и ветром, может подсунуть метель и всегда вознаграждает за терпение хорошими фотографиями. Но Байкал не только красивый, но еще и своенравный. Может понаделать ледяных глыб-торосов так, что не проедешь. Или наоборот разойдется коварной трещиной, к которой подходить опасно, не то что переезжать через нее. В этом году Байкал удивил не только фотографов, но и местных жителей - завернулся в непробиваемый снежный халат. Так что моя группа вместо того самого угольно-черного льда увидела белое полотно от края до края. В прошлом году в марте тоже прошел легкий снег, но такого свинства, как в этом году, тогда все-таки не было.

Как говорят сами местные, такого не было очень много лет - вначале наступила оттепель, а потом, прямо поверх подмокшего льда, Байкал закидало снегом, причем капитально. Снежные заряды повторялись каждый день. Спасти положение мог бы хороший ветер, но вместо него сибирская природа даровала нам полный штиль.

Что делает неподготовленный морально фотограф в такой ситуации? Унывает и идет глушить горе крепким чаем. Но мы решили, что в такой ситуации лучше всего начать чудить.

 

Самая широченная полоса погодного уныния подстерегла нас на восточном берегу острова Ольхон, со стороны большого Байкала в поселке Узуры. Снег укрывал торосы, облака прятали рассветное солнце. "Нет света? Значит надо сделать свой" - решили мы, и отправились в местные гроты ночью и создали свой свет. Три часа мы создавали из кромешной темноты свою историю, пытались повторить и пересмотреть "Исследователя" - мою прорывную работу прошлого года. Повторить не повторили, но существенно пересмотрели эту идею. Причем потратили на ее реализацию часа три (и потом еще пару часов на обработку). А участники тура Кирилл и Маша подошли к вопросу еще более творчески и притащили с собой в ледяные пещеры мячик-пои, и в прямом смысле зажгли эту ночь всеми цветами радуги!

Когда мы вернулись на Малое море, природа решила еще раз проверить нас на зуб, и послала такой снеговой заряд, что сделалось совсем страшно и грустно. Разгул стихии застал нас у острова Еленка - здоровенного каменного куска, который природа выворотила со дна Байкала и подняла над водой как прихотливую пирамиду. Снег замел мощные торосы и трещины вокруг острова. Погода, кажется, решила нас добить. А мы ухмыльнулись и начали снимать минимализм!

А вместо того, чтобы вернуться в гостиницу, мы решили попытать счастья и дождаться заката у берега, где вечно наламывает мощные торосы. И ведь дождались!

Похоже, именно с этого момента природа решила, что ломать нас бесполезно, и уже пора бы вознаградить за терпение и упорство. С этого момента погода начала радовать нас рассветами и закатами, каждый из которых мы встречали на новом месте. Мыс Хобой и залив Ольтрек, скала Трезубец и ледяные гроты у ее подножия. Каждый раз мы снимали что-то особенное.

Эта поездка была для меня своего рода авантюрой. Мало того, что я взял туда купленный в день отлета квадрокоптер, так еще и сменил привычный широкоугольный зум Nikkor 14-24 f/2.8 на пару светосильных фиксов Carl Zeiss Milvus 2.8/15 и 2.8/18. Про опыт первых съемок с квадрокоптера я напишу отдельно, а вот про фиксы расскажу уже сейчас.

 

Меня не сильно смущало, что мне придется отказаться от автофокуса и перейти на фиксы - пейзаж жанр спокойный, позволяет неспешно поменять оптику и настроить фокус. Меня больше пугало, что мне придется поменять фокусное расстояние с 14 мм на 15. На таких фокусных каждый новый миллиметр имеет значение, ты каждый раз стараешься снять шире, включить больше, визуально еще сильнее утяжелить передний план за счет широкого угла. Цифры говорили, что угол обзора сократится всего на 4 градуса, но все равно было боязно.

 

Оказавшись на съемочной точке я ни разу не вспомнил, что у меня недостаточно широкоугольный объектив. В абсолютно всех ситуациях фокусного расстояния в 15 мм было достаточно для реализации поставленной задачи. Но фиксы изменили еще и подход к съемке. Я стал более аккуратно относиться к построению композиции, чаще "зуммировать ногами" и видеть сюжеты как для 15, так и для 18 мм.

Что касается оптического качества, то тут все ожидаемо. Идеальное качество картинки по всему полю кадра даже на диафрагме f/22, практически полное отсутствие дисторсии, шикарная звездочка вокруг солнца на максимально закрытой дырке и устойчивость к зайцам. Впрочем, я был бы удивлен получить какой-то другой результат от оптики, которая стоит как чугунный мост. Весит, кстати, оптика Carl Zeiss примерно столько же. Но в этом случае за бескомпромиссное качество приходится платить весом.

В этой поездке у нас было все. Шикарные закаты и ночные съемки в гротах, снежный минимализм и взгляд на Байкал с крутых скал. Не было только льда. Спутниковые съемки показывали, что Байкал предпочитает форму одежды "белое с белым". Ситуацию нужно было исправлять. Вечером в предпоследний день я собрал группу и сказал:

- Есть авантюра. Можем забуриться туда, куда никто не ездит. Может мы там ничего не увидим. Может быть мы вообще до туда не доедем. Но вы уже видели все, кроме льда, а там он может быть. Поехали? 

- То есть ты предлагаешь нам, вероятно, безуспешную и опасную вылазку? И ты еще спрашиваешь?! Поехали конечно!

 

На следующий день мы собрали перекус и вместо того, чтобы поехать вдоль острова Ольхон, поехали поперек, на дикий берег Большого Моря.

Сказать, что все прошло гладко, значит приуменьшить наши заслуги. Когда наша машина забуксовала на крутом склоне, мы практически на руках внесли ее на перевал. А когда все-таки доехали до противоположного берега, то поняли, что не зря старались. Огромное море, торосы выше человеческого роста... и ни одного следа! Мы были первыми путешественниками на этом диком берегу!

 

Мы стали осматриваться, приглядываться к торосам и даже запустили коптер. Чтобы на расстоянии шестисот метров от берега среди белых заносов увидеть черные пятаки чистого льда!

Мы шли как в бой, как в многолетнюю экспедицию к неизведанным островам в безымянных морях! Шли без особой надежды, но с большими планами! Чтобы через пол километра пути встать на чистый скрипучий лед! С теми самыми трещинами и пузыриками, на которые можно залипать часами. Все залипают, и мои ребята тоже залипли. Да я и сам ходил по этому чуду, как в первый раз!

Закат мы встретили среди массивных ледяных замков, которые на этом берегу Ольхона оказались особенно впечатляющими. С закатных съемок мы вернулись с чувством победы. Мы все-таки увидели все, что может предложить путешествующему фотографу Байкал. И даже чуточку больше.